Количество: 0
Сумма: 0
Корзина
Поиск по сайту
РУС | ENG
26.11.2008

Автор: Сотрудники Института стратегических оценок и анализа и журнала «Вестник аналитики», просмотров: 5117

     В ноябре 2008 года в свет вышел подготовленный сотрудниками Института стратегических оценок и анализа научный труд - «Южный Кавказ: тенденции и проблемы развития (1992-2008 годы)». Ответственный редактор и руководитель авторского коллектива В.А. Гусейнов. - М.: Красная звезда, 2008. - 392 с.

     Данный труд подготовлен авторским коллективом сотрудников Института стратегических оценок и анализа и журнала «Вестник аналитики» (А.Денисов, П.Холоден, Н.Савкин, С.Демиденко, А.Гончаренко) под руководством директора ИСОА, главного редактора журнала «Вестник аналитики» В.А.Гусейнова и при поддержке ЗАО «Бюро социально-экономической информации». Книга будет полезна как для специалистов, профессионально занимающихся проблемами Южного Кавказа и постсоветского пространства, так и для студентов соответствующих специальностей. Как надеются авторы, она также привлечет внимание широкого круга читателей, интересующихся процессами, происходящими на постсоветском пространстве.
     Южный Кавказ - регион, в котором наиболее ярко проявляются как трагические последствия крупнейшей геополитической катастрофы XX века - распада СССР, так и ростки новых экономических и социальных отношений, основанных на законах рынка и свободной конкуренции, а также процессы, связанные с перестройкой идеологических основ государства и формированием гражданского общества.
     Особое внимание в книге уделено событиям весны-лета 2008 г. в Южной Осетии и Абхазии, привлекшим к себе внимание всего мирового сообщества, признанию Российской Федерацией независимости этих самопровозглашенных республик, которые определяют начало нового рубежного этапа в развитии государств Южного Кавказа.
 
 
Полный текст сборника в формате PDF вы можете скачать здесь...
 
 
 
ПРЕДИСЛОВИЕ ОТВЕТСТВЕННОГО РЕДАКТОРА

В последние годы Институт стратегических оценок и анализа проводил самостоятельно или совместно с другими научно-исследовательскими учреждениями и аналитическими центрами широкий круг исследований по многим проблемам внутренней и международной политики. Результаты этой работы обобщены в целом ряде изданных работ, таких как «Модернизация России и Европа» (в 3-х томах), сборник «Конкурентоспособность России в условиях глобализации» (совместно с Российской академией государственной службы (РАГС)), «Средиземноморье - Черноморье - Каспий: между Большой Европой и Большим Ближним Востоком» (совместно с Институтом Европы РАН), «Мир вокруг России: 2017. Контуры недалекого будущего» (совместно с Высшей школой экномики (ГУ ВШЭ) и Советом по внешней и оборонной политике (СВОП)); «Россия-Великобритания: очередное охлаждение» (совместно с «Российским исследованием Лтд (Великобритания), «Иракский кризис и становление нового мирового порядка», «Большой Ближний Восток: стимулы и предварительные итоги демократизации».
Особо хотелось бы отметить участие Института в подготовке и издании труда «Россия и мир. Новая эпоха. 12 лет, которые могут все изменить» и, в частности, вклад в эту работу сотрудников ИСОА А.П.Денисова, С.В.Демиденко и А.В.Гончаренко.
Представляемое читателям очередное издание «Южный Кавказ: тенденции и проблемы развития (1992-2008 годы)» является тематическим продолжением многолетней работы, проводимой коллективами Института стратегических оценок и анализа и Бюро социально-экономической информации по исследованию и анализу процессов, протекающих на т.н. постсоветском пространстве (ПСП) после распада мировой супердержавы - СССР, во всем многообразии их политических, экономических, социальных, военно-стратегических аспектов - как в целом, так и в отдельных регионах и в новых государствах, образовавшихся в границах бывших союзных республик СССР.
Разумеется, все эти процессы нельзя рассматривать в отрыве от общей ситуации, которая начала складываться в мире после завершения почти полувекового периода «холодной войны» и противостояния двух антагонистических общественно-политических систем. В «постхолодном» мире, который в первые годы своего существования характеризовался искренним, как казалось, стремлением недавних непримиримых противников к мирному сотрудничеству, к построению общих систем безопасности - глобальной, общеевропейской, евроазиатской, довольно скоро в первую очередь в политических кругах США стал давать знать о себе «синдром победителя» в «холодной войне». Особенно после прихода к власти администрации Дж. Буша-младшего и его неоконсервативного окружения. Их стараниями преобладающей в мировой политике становилась тенденция построения однополярного мира во главе с Вашингтоном.
США, в конце концов, так и не удалось, что называется, окончательно «подмять» мир под себя. Идея построения однополярного мира оказалась несостоятельной. Очень скоро в глобализирующемся мире стали заявлять о себе и набирать все больший вес новые центры силы и влияния - Объединенная Европа, Китай, Индия и Бразилия, с которыми Вашингтону приходится считаться. Стала подниматься с колен и Россия, которая, казалось бы, полностью утратила свой политический авторитет и влияние, былую экономическую и военную мощь за годы бездумной, совершенно не подготовленной ни экономически, ни политически, ни идеологически перестройки, провозглашенной Горбачевым, и последующие годы правления Ельцина, когда российское правительство привело страну едва ли не к окончательному краху. Отошла в прошлое и приснопамятная «козыревщина», когда над зданием российского МИДа впору было вывешивать любой флаг, но только не российский.
И хотя попытки Вашингтона создать однополюсную конфигурацию мира потерпели крах, США по совокупности своей экономической, финансовой и особенно военной мощи, а также почти полному доминированию в глобальном информационном пространстве продолжают оставаться единственной супердержавой мира с амбициями и, надо признать, с определенной потенцией глобального лидера. Правда, эти возможности используются либо, что называется, вкривь и вкось, либо с опорой в основном на силу, причем во главу угла, как правило, ставятся только национальные интересы США, что никак не согласуется с ролью справедливого лидера.
Но лавры глобального лидера, «знаменосца» «глобальной демократической революции» привлекают США не сами по себе. В основе курса Вашингтона на построение однополярного мира лежали и лежат сугубо материальные, меркантильные факторы. И в частности, ресурсный потенциал планеты во всех его ипостасях.
Мир все плотнее подходит к ресурсному голоданию. Вполне реальной становится угроза истощения невозобновляемых природных ресурсов, прежде всего энергетических (нефти, газа, угля, урана), других полезных ископаемых, без которых невозможно развитие современной промышленности и сельскохозяйственного производства, угроза нехватки чистой питьевой воды, продовольствия, как и интеллектуальных, квалифицированных трудовых ресурсов. США уже сегодня потребляют около 40 процентов ресурсов планеты, а с учетом стран «золотого миллиарда» - около 70 процентов.
Россия и другие страны постсоветского пространства, особенно Южный Кавказ и Центральная Азия с их значительным даже по мировым меркам ресурсным потенциалом, являются весьма привлекательными объектами для проводимой Вашингтоном глобальной политики «ресурсного империализма». Так, все чаще можно слышать высказывания американских политиков о «вопиющей несправедливости», когда Россия с ее двумя процентами населения Земли владеет почти четвертью мировых ресурсов. И совсем не случайны призывы о создании «энергетического НАТО» или обвинения России в «незаконных» притязаниях на арктический шельф, в попытках подчинить себе новые независимые государства на ПСП и возродить здесь Российскую империю. Вполне вписывается в политику «ресурсного империализма» и расширение НАТО на Восток, вовлечение в этот альянс Украины и Грузии, развертывание американских и натовских военных объектов в непосредственной близости от западных и южных границ России, в том числе и на территориях государств - бывших советских республик, создание новых блоков с вовлечением в них государств СНГ (тот же ГУАМ, в который вошли две страны Южного Кавказа - Грузия и Азербайджан).
Именно в контексте борьбы за мировое лидерство, за ресурсы и за стратегические территории и необходимо рассматривать и оценивать те процессы, которые происходили все эти годы в регионе Южного Кавказа и в его странах, тенденции и проблемы их развития. В эту борьбу, инициированную Соединенными Штатами, на «южнокавказском фронте» вовлечены практически все основные мировые центры силы и региональные державы - Турция, Иран, Украина и др.
Южный Кавказ - регион, в котором наиболее ярко проявляются трагические последствия распада СССР. И не менее ярко - ростки новых экономических и социальных отношений, основанных на законах рынка и свободной конкуренции, процессы, связанные с перестройкой идеологических основ государств и формированием гражданского общества.
«Перепутье мира» - это, пожалуй, наиболее показательный образ, характеризующий современный Южный Кавказ, который столетиями был в эпицентре мировой и европейской политики. А в условиях, сложившихся в мире к началу XXI века - в условиях глобализации, непрекращающихся попыток даже не перестройки, а слома устоявшегося мирового порядка, в условиях геополитического противоборства главных центров силы за передел сфер влияния, за контроль над мировыми ресурсами и стратегически важными территориями, - значимость Южного Кавказа чрезвычайно возросла. Соответственно, возрос интерес к оценке нынешнего состояния и перспектив развития расположенных в регионе стран.
Анализ и ясное понимание тех процессов, которые происходят сегодня в Южном Кавказе и вокруг него, важно еще и потому, что он является главным пространством, где пересекаются жизненно важные интересы Российской Федерации и претендующих на доминирование в этом районе Соединенных Штатов, поддерживаемых своими союзниками по Североатлантическому альянсу и Евросоюзом. И, к сожалению, тем пространством, где пересечение этих интересов не побуждает к взаимному поиску компромиссов и путей сотрудничества, а выливается во все более острое противоборство, в том числе, как показали события весны-лета 2008 года, в противоборство военное, которое несет опасность всеобщему миру и первыми, но не единственными жертвами которого могут стать страны региона.
Представляемая читателям книга посвящена анализу различных измерений общей ситуации, складывающейся на Южном Кавказе в их динамике в течение 1992-2008 годов. Подробно рассматривается также нынешняя ситуация в отдельных государствах Южного Кавказа - Азербайджанской Республике, Республике Армения и Грузии, ее извивы за последние полтора десятилетия.
Глава I посвящена геополитическому измерению Южного Кавказа. В отдельных ее разделах рассматриваются геополитические аспекты, характерные для региона, и геоэкономическая роль Южного Кавказа в общей системе мирового хозяйства - прежде всего как важного источника энергоресурсов и как транзитного пространства, связывающего Запад и Восток, Север и Юг. Приводится также краткий анализ геостратегической значимости Южного Кавказа с учетом современных условий и той военно-политической и стратегической обстановки, которая складывается в примыкающих государствах и в целом в государствах Большого Ближнего Востока.
Значительное место в главе уделено анализу интересов и целей ведущих игроков на геополитическом пространстве Южного Кавказа, среди которых, помимо России, рассматриваются Соединенные Штаты - главный внерегиональный актор и безусловный «предводитель» всех западных игроков, действующих в регионе; Североатлантический альянс, который все чаще выступает в роли силового кулака американской политики и экономики; Европейский союз, в целом следующий в фарватере кавказской политики Вашингтона, но вместе с тем имеющий в регионе свои интересы, не во всем совпадающие с интересами США, и политика которого имеет свои особенности. Далеко не последнюю роль играют в странах Южного Кавказа региональные державы, прежде всего Турция и Иран. В последние годы все более заметно стремление утвердиться в регионе Украины, нынешнее руководство которой, к сожалению, в своей кавказской политике считает необходимыми и важными антироссийские мотивы.
Энергетическое измерение Южного Кавказа в системе геополитических координат имеет наиболее важное значение. Его анализу посвящена глава II книги. Южный Кавказ сразу же после распада Советского Союза стал рассматриваться западными странами как важный поставщик нефти и газа Каспия, способный составить серьезную конкуренцию российским энергоисточникам и российским трубопроводам. (История первого десятилетия «второго пришествия» Запада на Каспий, его борьбы за контроль над каспийскими источниками нефти и газа и прокладку нефте- и газопроводов по территории Южного Кавказа в обход России рассмотрена в книге «Каспийская нефть. Экономика и геополитика», изд-во «ОЛМА-ПРЕСС», Москва, 2002.) Подробно рассматривается нефтегазовый потенциал региона, нарастающая борьба за маршруты транспортировки энергоресурсов Азербайджана и государств Центральной Азии (прежде всего, Казахстана и Туркменистана). Дается оценка роли стран Южного Кавказа в энергетической политике Запада и обеспечении энергобезопасности Европы - как энергодобывающих, так и стран-транзитеров.
В главе III анализируются составляющие военно-политического и военно-стратегического измерения Южного Кавказа. Основное внимание в ней уделяется проблемам обеспечения региональной безопасности. Анализируются вызовы и угрозы безопасности для стран Южного Кавказа, их интересы в сфере безопасности и обороны. Значительное внимание уделено военно-политическому сотрудничеству стран региона с Североатлантическим альянсом, с США и отдельными странами Запада. Отмечается, в частности, нарастающая экспансия США и НАТО, их военных и военно-политических структур в регионе, целенаправленная политика по втягиванию в альянс стран региона. Первой из них стала Грузия - страна наименее стабильная, с наибольшим конфликтным потенциалом, что само по себе увеличивает опасность втягивания НАТО в различные военные авантюры и даже опасность военного столкновения с Россией, которая уже в течение полутора десятка лет несет на себе бремя миротворчества в Абхазии и Южной Осетии.
Анализ регионального измерения представлен в наиболее объемной главе IV. Помимо оценки общей характеристики ситуации в регионе, состояния и особенностей взаимодействия с соседними странами, здесь дается детальный анализ ситуации в отдельных странах региона - Грузии, Азербайджане и Армении в динамике ее развития.
Южный Кавказ даже на беспокойном постсоветском пространстве выделяется своим конфликтогенным потенциалом. Три из четырех самопровозглашенных республик, появившихся на ПСП после распада СССР, являются южнокавказскими республиками. В эти конфликты втянуты и от них страдают все три государства Южного Кавказа, разрешить их не один год безуспешно пытаются заинтересованные мировые и региональные державы, общеевропейские организации.
История возникновения и развития этих конфликтов, их истоки, явные и подспудные движущие силы, а также перспективы разрешения рассматриваются в главе V.
Наиболее подробный анализ дается армяно-азербайджанскому конфликту, рассмотрение которого выходит за временные рамки данного труда и начинается еще со времен существования СССР, с 1988 года, когда недальновидной и ошибочной политикой руководителей СССР и были заложены истоки этого конфликта, приведшего в результате к военному столкновению Армении и Азербайджана и последующей оккупации значительной части Азербайджана, продолжающейся и по сей день.
Завершается глава анализом конфликтов в Абхазии и Южной Осетии. Помимо краткого исторического экскурса, помогающего более полно и объективно оценить нынешнюю ситуацию, основное место в разделе, посвященном конфликтам в Южной Осетии и Абхазии, уделено событиям последнего времени, весны-лета 2008 года, приведшим к признанию Россией независимости этих отколовшихся от Грузии автономий, которые в течение полутора десятка лет существовали де-факто как независимые государства и все это время пытались добиться признания в качестве суверенных государств.
Главное внимание в данном разделе уделено событиям в зоне грузино-южноосетинского и грузино-абхазского конфликта в августе 2008 года. Подробно описана хронология конфликта, анализируются действия и позиции как непосредственных участников конфликта, так и поддерживающих их сил, сделаны выводы относительно возможных последствий военных действий.
Война в Южной Осетии - первое военное столкновение между странами СНГ - поднимает ряд вопросов, выходящих далеко за рамки двусторонних отношений. Прошло слишком мало времени, еще слишком небольшая часть информации, касающейся подготовки этой войны Грузией, ее хода и послевоенных событий, стала доступной общественности, слишком динамично развиваются события, инициированные войной и решением России о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, чтобы претендовать на детальный и глубокий анализ. Тем не менее попытаюсь изложить свое мнение относительно некоторых аспектов этой пятидневной войны и ее возможных долгосрочных последствий.
1. Кто подтолкнул Саакашвили к военной авантюре в Южной Осетии, закончившейся для него крахом? Сегодня западными политиками и прессой дело выставляется так, что Саакашвили напал на Южную Осетию вопреки предостережениям своих американских советников и покровителей, которые якобы удерживали его от этого неразумного шага. «Еще 9 июля, во время визита в Тбилиси, Кондолиза Райз недвусмысленно предупредила грузинского лидера о недопустимости ввязывания в военный конфликт с Россией. Белый дом удивился, что его рекомендацию проигнорировали», - писало одно из российских изданий.
В подобных рассуждениях явно больше наивности, чем логики. Российская сторона, обеспокоенная наращиванием грузинских войск с тяжелыми наступательными вооружениями у границ Южной Осетии, явно готовящимся вторжением, предприняла 8 июля демонстративный облет этих группировок военными самолетами. Как посчитали в России, эта мера позволила «охладить горячие головы в Тбилиси и предотвратить развитие ситуации по силовому сценарию», т.е. предотвратить вторжение, но она вызвала громкие и дружные осуждения России со стороны США и их западных союзников. Грузия потребовала созыва Совета Безопасности ООН, на котором при полной поддержке США попыталась представить эту предупредительную меру как акт агрессии со стороны России. Г-жа Райз во время упомянутого визита в Тбилиси безоговорочно поддержала грузинского президента и фактически обвинила Россию в нагнетании напряженности в зоне конфликта. Буквально накануне вторжения Грузии в Южную Осетию Москва предложила Совбезу ООН принять резолюцию с призывом к отказу от применения силы обеими сторонами. Это решение могло бы предотвратить кровопролитие, но было заблокировано США и западными странами. То есть США фактически дали добро Саакашвили на вторжение, чем он и не преминул воспользоваться, обрушив свои «Грады» и танки на Южную Осетию.
Кто все эти годы вооружал и оснащал грузинскую армию, финансировал ее, готовил отнюдь не к обороне, а именно к активным наступательным действиям, натаскивал ее в Ираке? С чьей помощью военные расходы Грузии постоянно росли и по уровню милитаризации эта страна давно вырвалась в безусловные лидеры среди стран СНГ? И могла ли переполненная экономическими и социальными проблемами бедная страна позволить себе тратить на военные нужды больше миллиарда долларов в год, свыше 10% своего ВВП (и это не считая безвозмездных скрытых вливаний со стороны США и Запада)? Можно напомнить также, что еще с 2003 года американским военным на территории Грузии официальными властями страны была предоставлена беспрецедентная свобода действий.
Конечно, прямую команду Саакашвили начать наступление на Южную Осетию президент Буш не давал, но то, что за спиной Саакашвили стояли определенные силы, связанные с его администрацией, сомнений нет. Саакашвили убеждали, что Россия не рискнет предпринять какие-либо силовые меры в защиту Южной Осетии.
Сегодня доброхоты в той же Америке задаются вопросом: почему грузинская армия не предприняла попыток подорвать Рокский тоннель и тем самым закрыть единственный путь для Российской армии? Ответ простой: Саакашвили был убежден, что Россия не посмеет вмешаться. А подрыв тоннеля перекрывал бы дорогу беженцам и не позволил бы выдавить осетин на территорию России, что и было задумано операцией «Чистое поле», и привел бы к еще более массовым жертвам среди осетин.
Не совсем корректно будет не упомянуть еще об одном факторе, который, помимо американской поддержки, вселил в Саакашвили уверенность в окончательном успехе его военной авантюры в Южной Осетии. Назовем его «головокружением от успехов».
За непродолжительное время своего правления новый грузинский лидер добился (хотя и незначительных, но все же...) успехов на экономическом поприще - начался рост ВВП (в первую очередь, за счет энергетического транзита), несколько укрепился курс национальной валюты лари и т.д. Это обстоятельство могло породить у грузинской политической элиты искаженное представление об истинном положении вещей на геополитической карте Южного Кавказа. Успехи в экономике и в Аджарии, сильная, оснащенная американцами армия - что еще нужно для дальнейшего утверждения роли регионального лидера?
Однако «мускулы» обновленной Грузии наращены были, по меткому выражению Леонида Григорьева и Марселя Салихова, на слабом экономическом костяке. Значит, для Тбилиси экономические последствия маленькой и отнюдь не победоносной войны с Южной Осетий скажутся в перспективе, когда военные расходы и ресурсные потери лягут непреодолимой преградой на пути экономического развития Грузинской Республики.
2. Чего добился Саакашвили? Полностью проиграв пятидневную войну и не сумев окончательно «зачистить» территорию Южной Осетии от осетин, грузинский лидер даже после столь жестокого поражения постарался повернуть дело так, что многие его цели в рамках конфликтов с Южной Осетией и Абхазией можно считать достигнутыми. Конечно, заслуга в этом не столько Саакашвили, сколько поддерживающих его американских покровителей.
Так, прервано монопольное миротворчество России, конфликты интернационализированы, чего давно и безуспешно добивался Тбилиси. Россия из миротворца превратилась как в глазах западного сообщества, так и, вообще говоря, по объективным оценкам, де-факто в одну из сторон конфликта. Во что это выльется в дальнейшем - пока сказать трудно, но ясно одно, что Россия если и будет допущена в состав миротворцев, то только в составе многонационального миротворческого контингента, под контролем западного командования.
Саакашвили всеми силами всегда старался, что называется, столкнуть лбами Россию и Запад. Если в отношении США особых стараний ему не пришлось прикладывать, скорее, наоборот - вашингтонская администрация использовала Саакашвили как главный козырь в антироссийских политических играх, призванный оказывать постоянное давление на Россию, то в отношениях с Европой дело обстояло иначе. Серьезные политические деятели Западной Европы втайне расценивали Саакашвили как вашингтонскую марионетку, как человека экзальтированного, способного на необдуманные поступки и не очень чистоплотного в выборе средств как во внутриполитической борьбе, так и, особенно, в отношениях с Россией. После войны в Южной Осетии и признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии многие ранее достаточно лояльно относящиеся к России европейские страны и политики встали на сторону США и Тбилиси, обвиняя Россию как агрессора, нарушителя норм международного права. На Западе стал формироваться консолидированный антироссийский фронт.
Саакашвили добился также не только психологического перелома в свою пользу - в Европе страются и не вспоминать, что война в Южной Осетии развязана им и что в ходе ее использовались варварские методы истребления мирных жителей, приведшие к многочисленным жертвам, разрушены мирные города и села, что фактически Саакашвили проводил в отношении осетинского населения политику геноцида. Как ни странно, но, несмотря на значительные потери военной техники и разрушение ряда объектов военной инфраструктуры Грузии, выиграл он и материально. США и страны НАТО безвозмездно, с лихвой и очень быстро возместят ему потери в военной технике, восстановят военную инфраструктуру и, в общем, подготовят к новому вооруженному нападению, которое, если оно все же случится, будет не только поддержано военной мощью США и НАТО, но и прикрыто их политическим и информационным щитом.
Так что Грузия под предводительством Саакашвили проиграла войну, но выиграла ли ее Россия - еще вопрос. Тем более что за спиной марионеточного грузинского лидера маячит тень его главного покровителя - США.
3. Могла ли Россия повести себя иначе в ходе развязанной грузинскими властями войны в Южной Осетии? На этот вопрос следует дать однозначный ответ - нет! Россия была поставлена в такие условия, что отделаться лишь призывами к миру и требованиями вывода грузинских войск она не могла, не потеряв при этом окончательно лица как страна, долгие годы выполнявшая в зонах конфликтов в Абхазии и Южной Осетии миротворческие функции, как единственная надежда народов Абхазии и Южной Осетии, их защитница от истребления и вытеснения из родных мест. Проявив себя как слабая и запуганная страна, Россия не только нанесла бы невосполнимый урон своему морально-психологическому облику, особенно в глазах кавказских народов, в том числе и на российском Северном Кавказе. Очень скоро это сказалось бы на политике и экономике - кому охота иметь дело со слабой и непостоянной страной, неспособной постоять даже за собственных граждан.
Конечно, у российского президента, принимавшего решение о вводе российских войск в зону конфликта, был выбор: не защищать слабых, а встать на сторону сильных - это намного выгоднее и безопаснее, тем более, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии, чего греха таить, создает для России больше проблем, чем выгод. А, как гласит пословица, «стыд не дым, глаза не выест». Но у Д.Медведева хватило мужества не бросить на произвол судьбы народы Южной Осетии и Абхазии, что заслуживает безусловного уважения.
Но дело не только в государственной морали и взятых Россией на себя миротворческих обязательствах. В случае реализации задуманных грузинским руководством планов к южным границам России вплотную выходила бы военная машина недружественной, даже враждебной Грузии, а затем и НАТО. И очень скоро можно было бы ожидать дестабилизации ситуации в северокавказских республиках России, активизации действий здесь террористических банд, ваххабитских джамаатов, сепаратистских движений. Резко возрастала бы угроза дальнейшего расчленения России, которую и теперь еще рано сбрасывать со счетов.
Так что предпринятая Россией операция по принуждению к миру Грузии была вызвана и серьезными обеспокоенностями России за собственную безопасность, за безопасность своих народов и за целостность страны.
4. Проиграла ли Россия информационную войну? Думаю, что нет. На этот раз руководство страны и Минобороны, органы, отвечающие за информацию, сработали на вполне приличном уровне. Конечно, нашим руководителям не угнаться за Саакашвили, который, по существу, работал внештатным корреспондентом CNN и других ведущих западных агентств и не гнушался при этом озвучивать любые инсинуации в адрес России, не считаясь с их достоверностью. Надо отдать должное, грузинский президент умеет извлекать пропагандистские «дивиденды» даже из проигрышных ситуаций. Ему отказали участвовать в саммите ЕС, но он тут же заявил, что и не собирался покидать Грузию, так как... Россия его может не пустить обратно. Да и западные СМИ не придираются к излагаемым Саакашвили «фактам, считая, как видно, что в «войне (информационной) все средства хороши» и что в любой войне, как заметило одно из российских изданий, «не может быть правых и виноватых, а есть свои и чужие».
Оценивая возможности и практику России в информационном обеспечении военных действий в Южной Абхазии и последующих действий российского руководства, надо учитывать и то, что в мировом информационном пространстве полностью доминируют США и их западные союзники, создавшие, по существу, «глобальную информационную империю», способную, грубо говоря, выдать черное за белое. Через такие информационные бастионы трудно пробиться правдивой, но невыгодной для Запада информации.
Об этом говорил в своем интервью телекомпании CNN премьер России В.Путин, это же подчеркнул президент Д.Медведев на пресс-конференции по итогам прошедшего 28 августа саммита ШОС: «Я не мог не рассказать, как реально обстояли дела (по Южной Осетии). Та картина, которая шла через западные СМИ, существенно отличалась от того, кто был агрессором и кто должен нести ответственность, как моральную, так и политическую и правовую, за то, что произошло. Поэтому я рассказал, какими мотивами мы руководствовались». Но в этом преимуществе не только заслуга наших конкурентов, виновны в нем и мы сами, долгие годы занимавшиеся разделом имущества и переделом активов, вместо того чтобы готовить страну к вызовам современного мира.
Так, например, совершенно ясно, что созданный США косовский прецедент послужил тем запалом, который подорвал ситуацию вокруг самопровозглашенных республик. Однако о Косово в связи с конфликтом в Южной Осетии даже не вспоминают ни американские, ни европейские политики, замалчивают эту тему и зарубежные СМИ.
Стоит отметить и еще одну особенность, касающуюся информационного обеспечения внешнеполитической деятельности сторон. Западное общественное мнение, как представляется, более подготовлено к тому, чтобы проглатывать, «не разжевывая», практически любую информацию, преподносимую ему в массовом порядке. Российское же общество, воспитанное на «кухонных дебатах» советских времен и ощутившее вкус полной «свободы слова» в последние два десятка лет, начиная с горбачевских времен, намного более критично воспринимает любую информацию, преподносимую ему официальными властями. И тем не менее стоит отметить, что решение президента о вводе российских войск в зону южноосетинского конфликта и последующее признание независимости двух самопровозглашенных республик одобрило большинство российского населения.
5. Россия лишилась всех своих былых союзников, не приобретя новых? Действительно, союзников у России сегодня практически нет. СНГ давно превратился в клуб встреч президентов, хотя определенные преференции, в основном экономического плана, для его участников сохраняются. Так что демонстративный выход из Содружества Грузии останется незамеченным, тем более что Тбилиси давно фактически устранился от работы в его органах. Никто из членов СНГ официально не поддержал силовые действия России в Южной Осетии и Грузии. Но это говорит лишь о том, что большинство наших соседей по СНГ озабочены собственными проблемами сепаратизма и вынуждены придерживаться осторожной позиции.
России не стоит возлагать большие надежды и на Организацию Договора о коллективной безопасности.
Ближайший союзник России - Белоруссия - также предпочла осторожно подойти к поддержке действий Москвы в Южной Осетии. Осторожность ее понятна. Из всех президентов стран СНГ Лукашенко в глазах общественного мнения Запада давно выставляется как наиболее одиозная фигура, а его страна отнесена самоназначенным «мировым судьей» - Соединенными Штатами - к «странам-изгоям». Причина отнюдь не в авторитаризме Лукашенко и «ущемлении гражданских свобод» в стране. Белоруссия - очень важный западный форпост на подступах к России, и «ликвидировать» его, сменив политический режим, представляется для США и стран НАТО весьма заманчивой и вполне решаемой задачей. Рычагов для этого создано более чем достаточно. Вот Лукашенко и вынужден лавировать, особенно в преддверии парламентских выборов в своей стране, состоявшихся в сентябре 2008 года.
Сегодня у России союзников, в полном смысле этого слова, нет. Война в Южной Осетии показала это достаточно ясно. Государства СНГ (Украину, по понятным причинам, надо исключить) вынуждены лавировать между Москвой, Вашингтоном и Брюсселем, а страны Центральной Азии - еще и Пекином. Осуждать их за это нельзя, но и сильно рассчитывать на их серьезную поддержку не стоит.
Если Россия сумеет достаточно окрепнуть в экономическом отношении, эта ситуация может измениться. Но политика Запада, в том числе и на Южном Кавказе, как раз и направлена на то, чтобы не допустить этого.
6. Что можно сказать о военных итогах операции? Прежде всего, надо отметить, что Российская армия действительно проводила операцию по принуждению к миру и провела ее, в общем-то, профессионально, хотя и не без огрехов. Ее целью не было уничтожение грузинских солдат, которых Саакашвили бросил на верную погибель. Грузинская армия понесла очень незначительные потери (грузины, по официальным данным и показаниям пленных, потеряли 250-260 человек убитыми и более 550 ранеными, при том, что численность грузинских войск, сосредоточенных против Южной Осетии, составляла порядка 12 тыс. человек). Российская армия, войдя на территорию Грузии в районы сосредоточения военной техники и военных объектов, не пошла дальше, хотя не встречала никакого сопротивления, и уже к исходу 12 августа была выведена в районы, оговоренные соглашением между Д.Медведевым и Н.Саркози).
Война также показала, что грузинская армия, подготовленная американцами, не столь уж слаба. Она хорошо организована, обучена, вооружена и экипирована. Значительная часть личного состава прошла «обкатку» в Ираке (грузинский контингент в Ираке численностью в 2000 человек, периодически заменяемый по принципу ротации, - третий по величине после США и Великобритании).
В то же время выявились существенные недостатки в вооружении и оснащении Российской армии: старая и даже не модернизированная бронетехника времен Афгана и первой чеченской войны, никудышная индивидуальная защита военнослужащих, не выдерживающие никакой критики системы боевого обеспечения - связи, разведки, управления. Нет в достаточном количестве беспилотных самолетов-разведчиков, боевых информационно-разведывательных систем, современных средств радиоэлектронной борьбы и еще много другого, что давно уже находится на вооружении современных армий. То есть война показала существенное технологическое отставание Российской армии. И это несмотря на то, что о военной реформе не переставали говорить в течение всех 17 лет ее существования. За семь лет на вооружение Российской армии поступило всего 114 танков Т-90 (танк разработан еще в советское время, первые его образцы стали поступать на вооружение в начале 1990-х годов, уже после развала СССР) и 14 самолетов различных типов. И это при том, что программой на 2007-2015 годы планируется выделить 4,9 трлн. руб., т.е. ежегодно 625 млрд. руб. (около 17 млрд. евро). В 2008 г. на перевооружение выделено 368 млрд. руб. (около 10 млрд. евро). Но, выходит, расходуются они, мягко говоря, неэффективно. Здесь есть серьезные вопросы к нашему военному ведомству и ОПК.
Война в Южной Осетии четко вскрыла антироссийскую сущность НАТО. Никакой критики, никакого осуждения в адрес Саакашвили (впрочем, за что ругать грузинского лидера, если он действует в том же русле, что и НАТО?). Весь обличительный гнев обрушен на Россию. Но главное - начато срочное «возмещение ущерба», понесенного Грузией в военной технике и вооружениях. Грузию срочно готовят к новой войне - не за «освобождение оккупированных территорий, а против России, осмелившейся пойти наперекор альянсу в его экспансионистских планах. И поэтому самый главный военный итог этой войны в том, что становится реальностью новая «холодная война», возрастает угроза военного противостояния в Европе, вновь замаячил на горизонте призрак большой ядерной войны, канувший, еще недавно казалось, в прошлое. Россию в качестве предупредительного шага «наказали» тем, что приостановлены заседания Совета Россия - НАТО. Орган этот, созданный в 1997 году, за 10 лет своего существования показал свою почти полную бесполезность - он не снял ни одной озабоченности России, связанной с расширением НАТО и приближением ее военных группировок к границам нашей страны. Совет Россия - НАТО (СРН) - это, скорее, дополнительный рычаг давления на нашу страну. И поэтому решение Минобороны России о прекращении контактов с НАТО в военной области можно только поддержать, но нельзя прекращать диалог с Европой.
Что касается НАТО, то, как отметил российский президент, «если Россия и НАТО скажут друг другу до свидания, трагедии не произойдет».
7. И, наконец, главное, чего можно ожидать в ближайшей перспективе, как эта война, и особенно признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, скажется на отношениях с США, Европой, как повлияет на положение России на мировой арене? Пессимистических и даже мрачных прогнозов на этот счет довольно много. Думается, такой пессимизм в целом оправдан. Россия действительно вступает в очень сложный период. Ее постараются втянуть в новую «холодную войну», «окольцовывают» недружественными режимами от Балтики до Южного Кавказа. В дальнейшем можно ожидать попыток наращивания антироссийских мотивов в политике стран Центральной Азии и Монголии. События последних лет в Узбекистане и Киргизии, а также недавнее обострение внутриполитической борьбы в Монголии можно считать первой пробой сил в этом направлении.
Война в Южной Осетии и решительная политика российского руководства, признавшего независимость этой республики и Абхазии, использована Вашингтоном и Брюсселем для создания единого антироссийского фронта Запада. Формироваться он начал усилиями США задолго до поражения их ставленника Саакашвили в Южной Осетии. В настоящее время этот фронт начал приобретать вполне конкретные политические очертания - в Европу срочно вылетела Кондолиза Райз, затем последовал созыв внеочередного заседания Совета НАТО, саммит ЕС, заявление Парламентской ассамблеи Совета Европы и т.д.
В целом же судьба Грузии и ее президента Саакашвили в этой атмосфере уже отошла на второй план. Надо полагать, выводы некоторых экспертов о том, что война в Грузии спровоцирована республиканской администрацией Вашингтона в преддверии президентских выборов, не лишены здравого смысла. Их кандидат Маккейн на поднявшейся волне антироссизма сумел не только сократить разрыв от демократа Обамы, но и опередить его (по некоторым оценкам, на 5-6%). Пока еще действующей вашингтонской администрации сейчас крайне важно «победить» Россию. Если же после провала в Ираке, «паутины» Афганистана, скатывания на 10 лет назад в ближневосточном урегулировании, очень туманной и опасной перспективы в Пакистане, потерпеть поражение еще и в Грузии, то республиканцам обеспечен провал на выборах и, скорее всего, на долгие годы переход на вторые роли на американской политической сцене.
Так что, скорее всего, напряженность в отношениях между Россией и США, в частности, и западным миром, в целом, будет нарастать. Это неизбежно.
Важным сдерживающим фактором явится экономика. Современная Россия глубоко интегрирована в мирохозяйственные связи, и главным их звеном является экономическое сотрудничество с Западом, прежде всего в сфере энергетики.
Лучшим выходом был бы политический диалог, который не исключал бы обсуждения международного статуса непризнанных республик и поиска действенных мер по разрешению конфликтов. Но в ближайшее время, можно предположить, не стоит ожидать снижения напряженности в отношениях России с Западом.
Однако в любом случае период, когда российское руководство беспрекословно или под нажимом следовало указаниям или принимало позиции США и Запада, закончился. Как России, так и Западу придется искать и выстраивать во взаимных отношениях новую линию поведения.
Российское руководство твердо заявило, что не собирается ни оккупировать, ни аннексировать грузинскую территорию. Оно намерено твердо следовать принципу, что право выбора должно оставаться за народами Абхазии и Южной Осетии, и в случае необходимости защищать это право всеми доступными средствами.
Из нашей позиции по Южной Осетии несколько позднее родились пять принципов президента Медведева, которые, как предполагается, лягут в основу внешнеполитической концепции России на срок его каденции.
Первое. Россия признает первенство основополагающих принципов международного права, которые определяют отношения между цивилизованными народами. Второе. Мир должен быть многополярным. Третье. Россия не хочет конфронтации ни с одной страной мира и не собирается изолироваться. Четвертое. Безусловным приоритетом является защита жизни и достоинства российских граждан, где бы они ни находились. Пятое. У России, как и у других стран мира, есть регионы, в которых находятся привилегированные интересы.
Будем надеяться, что Россия вступит в новый политический век государством со зрелой, взвешенной внешней политикой, свободной от иллюзий и откровенной глупости 1990-х гг. Понимание собственных интересов поможет российскому руководству структурировать свои усилия на международной арене. По крайней мере, после южноосетинского кризиса наша страна впервые попыталась заявить о себе как о вполне самостоятельной политической единице, способной твердо выражать свою волю на международных форумах и готовой защищать свои интересы.
Конечно, в позиции России по Южной Осетии не все гладко. Массовая выдача российских паспортов населению Абхазии и Южной Осетии, имея в дальнейшем целью защиту «российских граждан» на территориях, которые кремлевские власти долгое время признавали грузинскими, выглядит в глазах мирового сообщества сомнительно, тем более, что «темные стороны» этого метода вовсю используются западными политиками, идеологами и пропагандистами. Но Россия, что бы там ни говорили на Западе, все эти годы чувствовала ответственность за народы бывшего СССР, особенно те из них, которые оказались изгоями на собственной территории, и пыталась помочь им, даже находясь сама в довольно сложном экономическом положении.
Что касается непосредственно Южного Кавказа, то его страны вновь могут стать заложниками разгорающейся в регионе политической борьбы великих держав и первыми жертвами в случае каких-либо военных столкновений.
После войны в Южной Осетии в регионе еще более явственно обозначились две и ранее бытовавшие здесь тенденции.
Одна из них - решение территориальных проблем силой оружия. И в этом отношении можно ожидать дальнейшей милитаризации региона, в которую основной вклад внесут США и некоторые другие страны Запада. Но не останется в стороне и Россия, руководство которой твердо заявило о своей поддержке, в том числе военной, Абхазии и Южной Осетии.
Другая тенденция, которую в определенном смысле можно считать положительной, заключается в том, что мир вынужден повернуться лицом к проблемам Южного Кавказа, которые дошли до точки кипения, и серьезно заняться решением конфликтов и проблем региона. Пускать их, как в последние полтора десятка лет, на самотек, лишь имитируя потуги к урегулированию, значит, создавать опасность не только для всей Европы, но и для всего мирового сообщества. Яркий пример - отторгнутый не без поддержки России и некоторых западных стран (таких как США, Франция и т.д.) силой от Азербайджана Нагорный Карабах.
Пока верх берет милитаристская тенденция. Но ее рост все же должен быть ограничен, так как большинство стран понимают бесперспективность и опасность подобного пути, который может довести лишь до большой войны.

*    *    *
Предлагаемое читателю очередное исследование Института стратегических оценок и анализа не претендует на полноту исследований и сделанных оценок. Но вместе с тем хочется надеяться, что оно будет полезно как для специалистов, профессионально занимающихся проблемами Южного Кавказа и постсоветского пространства, студентов соответствующих вузов, так и для всех других, кто интересуется процессами, происходящими на постсоветском пространстве после распада СССР.
Завершая предисловие, замечу, что авторы будут считать свою задачу во многом выполненной, если читатель после прочтения книги задумается над вопросами: что ждет нашу страну и наше общество впереди? Какое место Россия будет занимать в мире? Как будут развиваться отношения России с государствами Южного Кавказа, Украиной, другими государствами? И не закончился ли невыразительный период существования СНГ - образования, которое так и не сумело выработать жизнеспособную концепцию своего будущего? С какой стороны и какие угрозы ждут Россию и другие страны бывшего СССР? Какие угрозы могут быть созданы нами самими?
И такое бывало в непростой истории нашего государства.



Оценка:  1    2    3    4    5

Обсуждения статьи:

Сообщений нет!
Новое сообщение
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Сообщение:

"От Ельцина к...? Хроника тайной борьбы". Книга 1
Вагиф Гусейнов

Впервые с момента выхода в свет в 1999 году трёхтомника Вагифа Гусейнова "От Ельцина к...?" читатели имеют возможность ознакомиться с полными текстами книг в электронном виде и скачать их.

"Кому достанется Россия после Ельцина? Лужкову, Черномырдину, Лебедю, Зюганову, Чубайсу, Немцову или совсем другому избраннику, чье имя пока неизвестно? Буквально с первых дней инаугурации Б. Ельцина на второй президентский срок развернулась жестокая, тайная и явная, война за право быть его преемником.
Книга руководителя одной из московских аналитических служб генерала В. А. Гусейнова повествует о невидимых схватках за власть в Кремле, развернувшихся с 1996 года. В ход идут лжепрогнозы и фальсификации, финансовые скандалы и утечка «доверительной информации». И все с одной целью – ввести конкурентов в заблуждение, усыпить их бдительность."

Полный текст
"От Ельцина к...? Война компроматов". Книга 3
Вагиф Гусейнов

Впервые с момента выхода в свет в 1999 году трёхтомника Вагифа Гусейнова "От Ельцина к...?" читатели имеют возможность ознакомиться с полными текстами книг в электронном виде и скачать их.

"Первые две книги генерала КГБ, руководителя одной из московских аналитических служб В. А. Гусейнова пользовались большим успехом у читателей. 22-тысячный тираж был распродан за короткое время, пришлось делать допечатку.
В третьей книге автор продолжает начатую тему, доводя описание интригующих событий до конца 1999 года. Из его нового произведения вы узнаете о подоплеке взрыва жилых домов в Москве и тайных пружинах второй чеченской войны, о том, как возник «Ельцингейт», кто был режиссером других скандальных историй в преддверии президентских выборов в России."

Полный текст
 
Логин
Пароль
 
Подписаться на рассылку