Количество: 0
Сумма: 0
Корзина
Поиск по сайту
РУС | ENG
28.01.2008

Автор: В.Гусейнов, А.Денисов, Н.Савкин, С.Демиденко, просмотров: 59370

В конце 2007 года в свет вышел подготовленный сотрудниками Института стратегических оценок и анализа научный труд - «Большой Ближний Восток: стимулы и предварительные итоги демократизации» (В.А.Гусейнов, А.П.Денисов, Н.П.Савкин, С.В.Демиденко. Большой Ближний Восток: стимулы и предварительные итоги демократизации. М., ОЛМА МЕДИА ГРУПП, 2007. Тираж – 1500 экземпляров. 600 страниц). Главной проблемой, поднимаемой авторами монографии, является внешнеполитический курс неоконсервативной администрации Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Южном Кавказе.
Авторы «Большого Ближнего Востока» - первыми среди отечественных политологов решились взяться за столь деликатную тему, как анализ ситуации в одном из наиболее «горячих» регионов нашей планеты. Они сделали попытку дать обобщенную оценку промежуточных результатов американской политики в Азии, уяснить роль Вашингтона в формировании ближневосточной геополитической реальности, доказать связь между радикализацией американского курса на субконтиненте в начале 2000-х гг. и подъемом исламского фундаментализма в мире в целом.
Одной из важных частей книги являются главы, посвященные описанию внутриполитической ситуации в отдельных странах субконтинента. Здесь в концентрированном виде изложены иракская и иранская проблематики, обрисована ситуация в одном из наиболее сложных с этноконфессиональной точки зрения государств Ближнего Востока – Ливане, подробно описан палестино-израильский конфликт и война в Южном Ливане (лето 2006 года). Также авторы затронули войну в Афганистане и частично – ситуацию в Пакистане. Авторы «Большого Ближнего Востока» уделили также много внимания курдской проблематике.
Интерес для читателя могут представлять и приложения к основному материалу. Приложения эти содержат основные резолюции СБ ООН, хронику военных и политических событий вокруг иракского конфликта и иранской ядерной программы, а также Доклад Исследовательской комиссии Бейкера-Гамильтона по Ираку, оригинальный перевод которого приводится авторами. В данном документе содержатся рекомендации американских дипломатов администрации Дж. Буша на предмет изменения стратегии США в Ираке. Некоторые из положений данного доклада в настоящий момент претворяются Белым Домом в жизнь.

Монографию «Большой Ближний Восток» можно приобрести во всех крупнейших магазинах Москвы:
- ТДК «Москва» (в рейтинге по разделу «Политическое положение зарубежных стран» книга занимает 3-е место),
- ТД «Библио-Глобус»,
- Сети магазинов «Московский Дом Книги»,
- Дом Книги «Молодая Гвардия» и др.,
- в Интернет-магазинах.
Книгу можно также приобрести в редакции журнала «Вестник аналитики» (см. информацию о подписке на журнал).
Текст книги в электронном виде высылается по отдельному запросу (номера телефонов редакции см. в разделе Контакты)

 

Рецензия на книгу, опубликованная в газете "НГ-ExLibris":

"Независимая газета - ExLibris"
07.02.2008
Сергей Кортунов

Глобальная Демократическая Революция. Проблемы Большого Ближнего Востока как предмет изучения современной политической науки

Об авторе: Сергей Кортунов - доктор политических наук, зам. декана факультета мировой экономики и политики Государственного университета Высшая школа экономики

Раньше была мировая социалистическая революция,
теперь – глобальная демократическая, но обе смахивают на статую Свободы.
Знамя Союза транспортных рабочих.
1918. Государственный центральный музей современной истории России

В.Гусейнов, А.Денисов и др. Большой Ближний Восток: Стимулы и предварительные итоги демократизации. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. – 592 c.
Книга подготовлена группой сотрудников Института стратегических оценок и анализа под общей редакцией директора института, главного редактора журнала «Вестник аналитики» Вагифа Гусейнова. Он же автор ряда статей. По существу, данный труд является одной из первых попыток отечественной политической науки обобщить и проанализировать общерегиональные процессы за период 2003 – середина 2007 года, в том числе инициированные политикой, проводимой в регионе вашингтонской администрацией. Рассматривается подробно ситуация в отдельных государствах региона, влияние внерегиональных держав (Китай, Индия), а также политика России.
Большой Ближний Восток (ББВ) в практике современных международных отношений выдвинулся на первый план. О чем бы ни шла речь, будь то угрозы международного терроризма, незаконного оборота наркотиков, незаконной торговли оружием или становящиеся все более острыми иммиграционные проблемы, будь то, пожалуй, главная на сегодня угроза – распространение ядерного оружия, – ни одна из этих проблем не может быть решена без учета тех процессов, которые происходят на пространстве ББВ, без детального изучения ситуации и ясного видения перспектив ее развития в отдельных странах региона. Не составляют исключения и глобальные экономические проблемы – например, энергетическая безопасность или активно дискутируемая сегодня проблема о том, будет ли американская валюта и впредь носить ко многому обязывающий статус «нефтяной» и резервной валюты мира.
Почти все крупнейшие войны и вооруженные конфликты последних лет связаны с регионом ББВ. Опасно обострившийся палестино-израильский конфликт и ситуация в самой Палестине, фактически стоящей на грани гражданской войны, недавняя война в Ливане и сегодняшние рецидивы обострения обстановки в этой стране, войны в Ираке и Афганистане, взрывоопасная и труднопредсказуемая ситуация в ядерном Пакистане, военные действия Турции против курдов в Северном Ираке – и это еще далеко не полный перечень военных действий и столкновений, в которых предпринимаются попытки решить силой оружия накопившиеся в регионе сложные политические, экономические, этнические и другие проблемы. Попытки, надо сказать, во многом безуспешные.
Плюс к этому ББВ – это территория, где наиболее явственно проявляется стремление ряда стран если и не к открытому обладанию ядерным оружием, то по крайней мере к созданию научно-технического и технологического заделов для его производства.
Кстати, в последнее время все чаще слышатся разговоры, в том числе и со стороны вполне вменяемых западных должностных лиц и экспертов, о допустимости применения ядерных средств в борьбе против движения талибов в Афганистане или ячеек «Аль-Каиды». Фактически речь идет о ядерной войне – пусть «маленькой», «локальной», с применением тактических ядерных средств. То есть территория некоторых стран региона может стать территорией, где второй раз в мировой истории (после Японии 1945 года) будет применено ядерное оружие. Предположение не такое уж невероятное, тем более что ББВ – тот регион, где наиболее ожидаемо появление ядерных или других опасных средств массового поражения у террористических или экстремистских сил.
Нельзя не согласиться с авторами в том, что этот огромный регион в постхолодную эпоху стал своеобразным геополитическим «полигоном» современного мира, главным средоточием и источником многих угроз современности и эпицентром политической и военной активности влиятельных внешних сил, прежде всего претендующих на мировое лидерство Соединенных Штатов.
Разработанная в США доктрина демократизации ББВ явилась главной частью провозглашенной президентом Бушем «глобальной демократической революции» по продвижению по всему миру демократических ценностей (естественно, в американском понимании как существа этих ценностей, так и способов их внедрения). Стимулам и предварительным итогам реализации этой доктрины посвящена большая часть труда ИСОА. В нем показывается, что для США основные побудительные мотивы их активной «миссионерской» деятельности в регионе носят сугубо прагматический характер – обеспечение их геополитических и стратегических интересов и, самое главное, контроль над нефтяными богатствами региона.
К чему привела политика нынешнего американского руководства в регионе – наглядно видно из того полухаотического состояния, в которое ввергнут ряд стран региона, начиная с Ирака и Афганистана, из нарастания напряженности во многих других его странах, как и внутрирегиональной обстановки в целом, из фактического краха «дорожной карты» ближневосточного урегулирования, из балансирующей на грани войны ситуации вокруг Ирана.
Авторы труда на убедительных примерах показывают, что те методы «преобразования» и «модернизации» наиболее проблемного региона мира, которые были предприняты в отношении Ирака и других стран, привели к результатам, обратным декларируемым, особенно в сфере безопасности и стабильности, национального и конфессионального примирения. Нет особых достижений и в борьбе с международным терроризмом.
Впрочем, эти выводы не отрицаются серьезными аналитиками и в самих Соединенных Штатах, которые, правда, больше озабочены тем, что в результате недальновидной ближневосточной политики команды Буша до небывало низкого уровня упал престиж США в мире. Обозначившийся раскол в американском обществе, обострение отношений с некоторыми западноевропейскими союзниками, удар по евроатлантическому единству – таковы лишь некоторые итоги войны в Ираке и политики «демократизации» для самих США. К этому надо добавить, что эти действия во многом инициировали наблюдаемый сегодня в мире всплеск исламского фундаментализма. А самое главное – явственно замаячил призрак вышедшего далеко за рамки региона масштабного конфессионального противостояния, которое не хотелось бы представлять как «войну цивилизаций» – все-таки все мы принадлежим к единой, общечеловеческой цивилизации, – но опасность которого для глобальной стабильности от этого не становится меньше.
Так что проблемы ББВ и отдельных его стран, довольно детально рассмотренные в книге, – носят не только и не столько региональный характер. Они затрагивают все мировое сообщество в целом, и их объективное изучение и нахождение позитивного решения должно стать общей заботой.
Россия не должна оставаться в стороне от этого важного дела. Но пока наша страна так и не сформировала четкую концепцию своей ближневосточной политики, хотя в последние годы руководством России делается немало для восстановления авторитета и влияния в регионе, во многом утраченных после распада СССР, для мирного разрешения региональных конфликтов и снижения исходящих из региона угроз.
В целом же регион ББВ должен стать предметом серьезного изучения российской политической науки, выводы и рекомендации которой должны учитываться при формировании внешнеполитической доктрины России на этом жизненно важном для страны направлении.

Оригинал статьи: http://exlibris.ng.ru/koncep/2008-02-07/9_revolution.html

 

 

Рецензия на книгу, опубликованная в журнале "Безопасность Евразии" №2(36) - 2009:

ЖУРНАЛ ЛИЧНОЙ, НАЦИОНАЛЬНОЙ И КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
БЕЗОПАСНОСТЬ ЕВРАЗИИ
№2(36) - 2009 (апрель-июнь)

СЕРГЕЙ СКАБАРА
БОЛЬШОЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК: ПРОБЛЕМЫ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

СКАБАРА Сергей Олегович - аспирант кафедры мировой политики факультета мировой экономики и мировой политики ГУ-ВШЭ

Книга посвящена проблемам, так называемого, Большого Ближнего Востока - региона, - который охватывает страны Ближнего и Среднего Востока, Южного Кавказа, Центральной Азии и становится сегодня геополитическим центром, где возникает множество переплетений интересов как международных так и внутренних.
Книга подготовлена группой сотрудников Института стратегических оценок и анализа под общей редакцией директора института, главного редактора журнала «Вестник аналитики» Вагифа Гусейнова. Он же автор ряда статей. По существу, данный труд является одной из первых попыток отечественной политической науки обобщить и проанализировать общерегиональные процессы за период 2003 - середина 2007 года, в том числе инициированные политикой, проводимой в регионе вашингтонской администрацией. Рассматривается подробно ситуация в отдельных государствах региона, влияние внерегиональных держав (Китай, Индия), а также политика России.
В начале книги анализируются стимулы, которые привели к созданию глобальной доктрины демократизации на территории Большой Ближний Восток, инициатором, которой явились США.
Первый из них - геополитический стимул. Установление контроля над регионом ББВ позволило бы США как державе, поставившей своей целью достижение безусловного мирового лидерства, решить сразу несколько задач геополитического уровня: обеспечение энергетической безопасности - собственной и своих союзников из стран «золотого миллиарда»; предотвращение целого ряда угроз, с которыми мир сталкивается в 21 веке и главной из которых является международный терроризм; сдерживание новых азиатских экономик, бурное развитие которых требует беспрепятственного доступа к рынкам сбыта и источникам энергоресурсов и неизбежно ведёт к расширению их сфер влияния. Контроль над регионом ББВ, позволил бы США обезопасить себя от возможного появления наиболее опасного для них глобального конкурента в лице Китая. Наконец, попутно, решается и такая задача, как окончательное обуздание России, вытеснение её не только из стран Ближнего и Среднего Востока, но также из южных и юго-западных окраин бывшего СССР, что позволило бы покончить навсегда не только с имперскими замашками Москвы, но и обеспечило бы становление в России надёжного режима «управляемой изоляции».
Надо также принять в расчёт геополитические и геоэкономические факторы, связанные с мировой энергетикой. В сущности, глобальные потрясения в мировой политике и экономике может вызвать полное истощение мировых запасов энергоресурсов.
Но не менее опасны резкие скачки цен на энергоносители, которые, хотя и носят временный характер, но способны опасно раскачать и, в конце концов, дестабилизировать мировую экономику.
Сегодня имеются серьёзные основания утверждать, что в мире формируется новая геоэнергетическая реальность, становление которой будет сопровождаться нарастанием многовекторной конкуренции «всех со всеми», обострением геополитических и геоэкономических противоречий и, в конечном счёте, фактически, ростом конфликтного потенциала в мировом масштабе, причём наибольшая амплитуда, как можно ожидать, будет иметь место в регионе ББВ.
Второй стимул - энергоресурсный потенциал Большого Ближнего Востока, прежде всего, его запасы нефти и природного газа.
21 век не внесёт существенных изменений в структуру глобального топливно-энергетического баланса, - нефть и газ, даже если их относительная доля в суммарном энергобалансе снизится, останутся базисным энергетическим сырьём. ББВ является главной энергетической кладовой мира, и ценность его в этом качестве ещё больше увеличилась после того, как к нему стали относить Центральную Азию и Каспийский регион с их запасами нефти и газа. Ближний Восток, прежде всего, - нефтедобывающие страны Персидского залива, и прикаспийские месторождения будут сохранять свой статус главной мировой кладовой нефти и в обозримой перспективе. Здесь сосредоточено около 64% разведанных мировых запасов нефти. Именно это обстоятельство определяет расклад геополитических сил в регионе.
Для внешней политики США сегодня и на длительную перспективу фундаментальной задачей является обеспечение энергетической безопасности, что является главным побудительным мотивом для выбора приоритетного внешнеполитического вектора США. В первую очередь это относится к ББВ. Американская политика в отношении этого региона с приходом к власти в США неоконсерваторов заметно ужесточилась, одной из причин такого поведения стало стремление укрепить позиции американских нефтяных компаний. В конечном счёте, именно нефтяной фактор, закамуфлированный объявленной войной с международным терроризмом, борьбой с распространением оружия массового уничтожения и продвижением «демократической революции», привёл к вторжению в Ирак и опасному обострению напряжённости вокруг Ирана. Помимо своей роли главной нефтяной кладовой мира, ББВ, большая часть которого расположена в центре Евразийского материка и имеет удобные выходы к Мировому океану на юге и на севере, является важнейшим коммуникационным пространством.
Поэтому контроль за транспортировкой углеводородов для планов реформирования ББВ, связанных с энергетической сферой, даже более важен, чем непосредственный контроль над месторождениями нефти и газа, других полезных ископаемых.
Таким образом, от ситуации на Ближнем Востоке зависят бесперебойные поставки нефти мировым потребителям, главным из которых являются США. Поэтому нефтяные интересы многое объясняют в настойчивом стремлении США модернизировать ББВ.
Третий стимул - борьба с международным терроризмом. Международный терроризм, та угроза, которая стала общей для всего человечества, независимо от национальных, конфессиональных, социальных и иных различий. Борьба с этим злом стала общемировой задачей. Не удивительно, что одной из целей масштабного проекта по реформированию ББВ стала борьба с международным терроризмом. Тем более что в этом районе в силу как объективных, так и субъективных причин возникли и укрепились наиболее экстремистские террористические группировки.
После масштабных терактов в США 11 сентября 2001 г. террористическая угроза и борьба с ней приобрела особое звучание. По существу началась новая эпоха борьбы с этим злом, провозглашённая руководством Соединённых Штатов и направленная главным образом на борьбу против агрессивного исламизма, хотя это течение далеко не единственный в мире источник террористических проявлений.
Теперь террористическая деятельность направлена не просто на обострение и дестабилизацию обстановки во имя решения каких-то локальных и краткосрочных задач, но и преследует всё более серьёзные цели -захват или передел власти, аннексию территорий суверенных государств с вытеснением оттуда проживающего там населения, насильственное изменение конституционного строя и государственного устройства.
Выступая в феврале 2006 г. перед членами Американского легиона, президент США Дж. Буш сформулировал основные положения современной американской доктрины борьбы с международным терроризмом.
Во-первых, США должны занимать в антитеррористической борьбе наступательные позиции. Нужно исходить из того, что террористы должны быть разгромлены за пределами Соединённых Штатов.
Во-вторых, Америка не должна делать различий между террористами и странами, предоставляющими им убежище. Такие страны должны рассматриваться как враги США.
В-третьих, США должны противостоять угрозам терроризма до того, как они материализуются. То есть в борьбе с терроризмом должен быть реализован принцип превентивных ударов.
В-четвёртых, это продвижение демократии и свободы как альтернативы идеологии ненависти и страха, на которой держится терроризм.
Четвёртый стимул - «управляемость» региона, создание здесь благоприятного для гегемонизма США и для их ближайших союзников политического климата.
Процесс этот многомерный и включает: замену, ликвидацию или изоляцию политических режимов - противников США в регионе; поддержку здесь союзников и всяческое способствование установлению лояльных политических режимов, полностью или частично зависимых от Вашингтона, без чего невозможно занять лидирующие позиции в этом беспокойном и нестабильном регионе; изменение общественного мнения государств региона в благоприятную для США сторону; притормаживание амбициозных устремлений некоторых государств ББВ, стремящихся к региональному лидерству; борьбу с экстремизмом и терроризмом; повышение уровня внутрирегиональной безопасности.
ББВ в отношении такой управляемости является уникальным регионом. Здесь имеет место наибольшая концентрация тоталитарных и функционально слабых режимов, зон политической нестабильности, конфликтных зон.
Пятый стимул - военно-стратегические соображения.
Главное в новой американской доктрине - это способность военным путём обеспечить выполнение поставленных глобальных задач широкого масштаба (в числе которых лежит и «усмирение» под лозунгом демократизации мира ислама, значительную часть которого составляет ББВ).
Как и в период «великого противостояния» времён «холодной войны», американские вооружённые силы в сегодняшних планах конструирования нового мирового порядка, основным содержанием которого является фактическое мировое господство США (камуфлируемое их «глобальным лидерством»), служат одной из главных опор американской внешней политики, а регион ББВ - одним из главных центров их возможного применения. На 2007 г. министр обороны США Д. Рамсфелд запросил на нужды своего ведомства $439,3 млрд. - помимо, так называемых, чрезвычайных расходов.
Пентагон и союзники США по НАТО осваивают новые территории в регионе, прежде всего, Южный Кавказ и Центральную Азию. В ряде стран этого субрегиона военное присутствие американских и натовских военных подразделений стало перманентным фактором.
Осуществляется перегруппировка сил, дислоцированных в Западной Европе, поближе к границам ББВ. Разработана концепция, которой предусматривается от крупных баз времён «холодной войны» в Германии к более мелким, но более мобильным базам в Юго-Восточной Европе и на территории южных государств СНГ.
Поддержка и укрепление демократических режимов в северных странах региона. Шестой стимул - создание по периметру региона, в его северной части, своеобразного "бандажа" из лояльных США стран с преобладанием (или значительной частью) мусульманского населения.
Население этих стран далеко не так религиозно, как население стран Ближнего и Среднего Востока, ближе приобщено к европейской культуре и европейским ценностям и эти страны в какой-то мере могут воспрепятствовать распространению исламского фундаментализма. Входящие в этот пояс страны значительно легче демократизировать, тем более что большинство из них являются странами с достаточно развитыми демократическими институтами. Предполагаемый бандаж будет сдерживать возможные порывы России восстановить своё влияние на бывшей территории СССР, на Балканах и уж тем боле в регионе ББВ. Такой пояс будет держать Россию в постоянной тревоге за свою территориальную целостность. У России таким раздражителем могут быть республики Северного Кавказа и Поволжья.
Седьмой стимул - способствование решению проблемы нераспространения оружия массового уничтожения.
ББВ - это наиболее насыщенный ядерным оружием регион мира. И здесь сконцентрированы основные ячейки международной террористической сети. США обеспокоены тем, что ядерное оружие может попасть в руки международных террористических организаций или враждебных Америке режимов. Контроль над регионом, а также уничтожение здесь террористической сети, установление более открытых для внешнего воздействия и международного мониторинга демократических режимов, как считают в Вашингтоне, позволит существенно уменьшить опасности, связанные с появлением ядерного оружия у нежелательных режимов или организаций.
Реформирование системы международных отношений и её институтов. Восьмой стимул -перестройка системы взаимоотношений в рамках мирового сообщества.
Связь планов США по реформированию ББВ с их планами в отношении реформы ООН просматривается довольно явственно. Войну в Ираке, которая явилась частью плана демократизации региона, они начали без резолюции СБ ОНН. Не санкционированная война Советом Безопасности война в Ираке повела к острейшему кризису в ООН, расколу в Совете Безопасности. Этот кризис был усугублен и тем, что эта организация в действительности нуждается в реформировании с учётом новых реалий сложившихся в мире.
Далее авторами книги сделана попытка подвести итоги попыток демократизации региона в рамках тех стимулов и задач, которые описывались выше.
В результате действий США в регионе усилилась нестабильность, возросли страхи здешних государств за свою свободу и независимость. Опасения эти многослойны: боязнь возможной агрессии со стороны супердержавы, возглавившей новый крестовый поход на Ближний Восток, принудительной смены политических режимов, ограничения самостоятельности государств и притеснений их в сфере нефтяной политики, слома устоявшихся вековых традиций в отдельных странах региона. Не составляют исключения и глобальные экономические проблемы - например, энергетическая безопасность или активно дискутируемая сегодня их социальных и культурных укладов. В регионе, который и в лучшие времена не отличался особой сплочённостью, усилились обособленческие тенденции, государственный индивидуализм.
Доктрина демократизации и реформирования ББВ в американском её исполнении по большому счёту ничего нового в мировую практику не внесла. По существу, используется старая британская политика на раскол племён и народов, которая, в свою очередь, опиралась на древнеримский принцип господства «divide et impera» («разделяй и властвуй»). В Ираке, например, разведены 3 общины: шиитов, суннитов и курдов.
Создаётся прецедент передела нефтяных ресурсов. Этот передел, по понятным причинам, наглядно проявляется в Ираке, где доминирующее положение в результате «победоносной» войны должно быть обеспечено нефтяным компаниям США. И многие другие страны региона и страны-транзитёры также опасаются дальнейшей экспансии. Так, Саудовская Аравия стала всё пристальнее вглядываться в восточном направлении и находит в этом поддержку Китая.
Весьма неоднозначные процессы были инициированы американской доктриной демократизации ББВ в Европе. Европа - причём во многом усилиями США- разделилась на «старую» и «новую». К «новой» Европе, поддержавшей воинственную политику США, относились все бывшее члены Варшавского договора и прибалтийские республики. Это, кстати, высветило истинную цель безудержного стремления США к расширению НАТО на восток. Приём восточноевропейских стран в НАТО усилил позиции США в Европе, послужил катализатором для «американизации» Североатлантического союза. Процесс «американизации» ущемляет позиции традиционной, «старой» Европы и в целом подрывает единство Объединённой Европы.
Реформирование ООН и перестройка системы международных отношений. Борьба вокруг реформы ООН будет продолжаться. Чем это кончится для ООН, пока трудно предсказать. Можно сказать одно: США, наученные опытом Ирака, не пойдут на полный слом этой организации. Но они не отступят от своих планов перестройки этого всемирного института в нужном им направлении.
Одной из фундаментальных проблем современного мира была и остаётся проблема нераспространения ОМУ, прежде всего, ядерного. Насколько можно считать успешными усилия США по обеспечению нераспространения ядерного оружия в регионе ББВ? Особых успехов Вашингтону добиться не удалось. Относительным успехом можно считать отказ Ливии от своих программ связанных с ОМУ и пресечение передачи Пакистаном ядерных секретов Ирану и Ливии. Но двойные стандарты Вашингтона в отношении ядерных и околоядерных стран региона создают такие перекосы в сфере ядерной безопасности, которые будут постоянно подстёгивать гонку вооружений в регионе.
Идея борьбы с международным терроризмом, которая после терактов 11 сентября явилась мощным фактором, консолидирующим американское общество, и ставшая одним из основных аргументов, говорящим в пользу сторонников военного вмешательства в Афганистане и Ираке, к началу 2007 года значительно потускнела даже в глазах самих американцев. В этой области не достигнуто впечатляющих побед, даже можно говорить об обратных результатах. По данным социологического исследования, проведённого компанией «Расмуссен рипортс» в декабре 2006 г., только 35% опрошенных американцев считали, что в войне с терроризмом побеждают Соединённые Штаты, 36% были уверены, что преимущество остаётся за террористами, ещё 25% считали, что никто не побеждает в этой войне. Своей политикой демократизации и применяемыми в ходе её реализации методами США инициировали запуск механизма исламского радикализма. Как отмечают многие наблюдатели, на смену арабскому национализму пришёл арабский радикализм. Агрессией против Ирака и последующей оккупацией страны Вашингтон хорошо поспособствовал работе этого механизма, вооружив исламских радикалов убедительной конкретикой. И сегодня можно констатировать, что в регионе заложена фундаментальная основа для длительного идеологического противостояния.
рассмотренные выше предварительные итоги демократизации ББВ по отдельным параметрам (геополитика, нефть, терроризм и др.) дают общую картину последствий по всему региону, которые повлекла за собой для региона и всего мира реализация идеи его демократизации, идеи полезной и даже необходимой для региона, но крайне непродуманной по средствам и способам её реализации. И не объясняется ли эта серьёзная расстановка тем, что в значительной мере не совпадают декларируемые и истинные цели главного инициатора и исполнителя этого грандиозного проекта - Соединённых Штатов?
Далее проводится анализ ситуации в отдельных странах и вокруг них, в конфликтных узлах региона (арабо-израильский конфликт, курдская проблема) даёт наиболее яркое представление о том, к чему, в конечном итоге, может привести политика США в этом регионе, каковы её истинные цели и движущие мотивы. Демократизация ББВ затронула по-разному, хотя вряд ли можно найти региональную страну, в которой жизнь нарда и общая ситуация кардинально улучшилась. Далее по ходу содержания книги, соавтор Алексей Денисов, описывает влияние Индии и Китая на ситуацию в регионе Большого Ближнего Востока.
Индия не является частью ББВ, но ряд особенностей её геополитического положения, внешней политики и внешнеэкономических связей позволяют рассматривать эту страну как важный фактор влияния на общую обстановку в регионе и обстановку в отдельных её странах. Нередко высказываются мнения, что Индия должна быть включена в регион ББВ, так как без учёта её влияния и позиции нельзя говорить о модернизации в регионе. Индия, супердержава регионального уровня, к тому же бурно развивающаяся, испытывает исключительную потребность в энергоресурсах. Это заставляет её налаживать контакты с нефте- и газодобывающими странами.
Кроме того, это традиционное противостояние с Пакистаном, в т. ч. в ядерной сфере со страной мусульманской, в которой сильны позиции радикальных исламистов. Лишь в последние годы наметились сдвиги по ослаблению напряжённости между Индией и Пакистаном, восстановлено также и расширяется деловое сотрудничество. Но всё же противоречия между индуистами и мусульманами продолжают и сегодня составлять большую проблему как для внутренней ситуации в Индии, так и в её отношениях с Пакистаном.
Некоторые эксперты считают, что активность США на индийском векторе приносит искомые результаты, и Дели постепенно переориентирует свой внешнеполитический курс в американском направлении. В частности, Дели поддержал выгодную США антииранскую резолюцию при голосовании в Совете управляющих МАГАТЭ.
Но в тоже время нельзя не заметить, что Индия всё больше стремится проводить независимую политику, ставя во главу угла собственные национальные интересы.
При рассмотрении ситуации в ББВ и перспектив её развития нельзя сбрасывать со счетов важный китайский фактор. Развивающийся Китай испытывает острую нехватку собственных энергоресурсов, внутреннее потребление которых растёт год от года. Среднемировое потребление нефти за период с 2003 по 2004 г. увеличилось на 3,4%, а рост спроса на нефть в Китае составил 15,8%- максимальное значение среди всех стран.
Большой Ближний Восток- главный мировой источник энергоресурсов, и Китай активно расширяет контакты со странами региона, в т. ч. с теми, экономические связи которых с Западом заморожены (Иран). Значительно развито сотрудничество между КНР и Ираном и в газовой сфере. По расчётам, общий объём китайских инвестиций в нефтегазовый сектор Ирана к 2030 г. может превысить 100 млрд. долларов. Также Китай импортирует нефть Саудовской Аравии, Омана, вместе с Ираном это составляет 40% потребляемой нефти. В свою очередь, США не заинтересованы в усилении Китая на углеводородном рынке и готовы привлекать максимум политических и экономических рычагов для недопущения нефтегазовых компаний на рынки, находящиеся в зоне интересов Вашингтона.
Среди внешних сил, оказывающих влияние на развитие ситуации в регионе ББВ, Россия занимает не последние место. А центральная Азия и Южный Кавказ в этом отношении зона особая. Сегодня вполне можно определять эти территории как пересекающиеся пространства геополитических и геостратегических интересов Российской Федерации и США. Между ними идёт соперничество за Кавказ и Центральную Азию. В Вашингтоне опасаются, что сильное влияние России на этих территориях если не подорвет, то сильно затруднит продвижение американских планов по ББВ. На саммите НАТО в Стамбуле летом 2004 г. Кавказ и Центральная Азия были определены альянсом как стратегически важные регионы. Ещё один важнейший интерес США в регионе - это каспийские источники нефти, которые, по некоторым расчётам, должны обеспечить в ближайшие 5 лет около 25% мирового прироста добычи нефти. Всё более важную роль Южный Кавказ играет в военно-стратегических планах США. Постепенно наращивается военное присутствие американских вооружённых сил в этом субрегионе. Опорной страной на Южном Кавказе Вашингтоном определена Грузия, США взяли контроль над реформированием и переоснащением грузинских вооружённых сил и за 2 года подготовили 4 батальона для грузинской армии. Итак, Большой Ближний Восток (ББВ) в практике современных международных отношений выдвинулся на первый план. О чём бы ни шла речь, будь то угрозы международного терроризма, незаконного оборота наркотиков, незаконной торговли оружием или становящиеся всё более острыми иммиграционные проблемы, будь то, пожалуй, главная на сегодня угроза-распространение ядерного оружия, - ни одна из этих проблем не может быть решена без учёта тех процессов, которые происходят на пространстве ББВ, без детального изучения ситуации и ясного видения перспектив её развития в проблеме о том, будет ли американская валюта и впредь носить ко многому обязывающий статус «нефтяной» и резервной валюты мира.
Почти все крупнейшие войны и вооружённые конфликты последних лет связаны с регионом ББВ. Опасно обострившийся палестино-израильский конфликт и ситуация в самой Палестине, фактически стоящей на грани гражданской войны, недавняя война в Ливане и сегодняшние рецидивы обострения обстановки в этой стране, войны в Ираке и Афганистане, взрывоопасная и труднопредсказуемая ситуация в ядерном Пакистане, военные действия Турции против курдов в Северном Ираке - и это ещё далеко не полный перечень военных действий и столкновений, в которых предпринимаются попытки решить силой оружия накопившиеся в регионе сложные политические, экономические, этнические и другие проблемы. Попытки, надо сказать, во многом безуспешные.
Плюс к этому ББВ - это территория, где наиболее явственно проявляется стремление ряда стран если и не к открытому обладанию ядерным оружием, то, по крайней мере, к созданию научно-технического и технологического заделов для его производства.
Кстати, в последнее время всё чаще слышатся разговоры, в том числе и со стороны вполне вменяемых западных должностных лиц и экспертов, о допустимости применения ядерных средств в борьбе против движения талибов в Афганистане или ячеек «Аль-Каиды». Фактически речь идёт о ядерной войне - пусть «маленькой», «локальной», с применением тактических ядерных средств. То есть территория некоторых стран региона может стать территорией, где второй раз в мировой истории (после Японии 1945 года) будет применено ядерное оружие. Предположение не такое уж невероятное, тем более что ББВ - тот регион, где наиболее ожидаемо появление ядерных или других опасных средств массового поражения у террористических или экстремистских сил.
Нельзя не согласиться с авторами в том, что этот огромный регион в постхолодную эпоху стал своеобразным геополитическим «полигоном» современного мира, главным средоточием и источником многих угроз современности и эпицентром политической и военной активности влиятельных внешних сил, прежде всего, претендующих на мировое лидерство Соединённых Штатов.
Разработанная в США доктрина демократизации ББВ явилась главной частью провозглашённой президентом Бушем «глобальной демократической революции» по продвижению по всему миру демократических ценностей (естественно, в американском понимании как существа этих ценностей, так и способов их внедрения). Стимулам и предварительным итогам реализации этой доктрины посвящена большая часть труда ИСОА. В нём показывается, что для США основные побудительные мотивы их активной «миссионерской» деятельности в регионе носят сугубо прагматический характер - обеспечение их геополитических и стратегических интересов и, самое главное, контроль над нефтяными богатствами региона.
К чему привела политика нынешнего американского руководства в регионе - наглядно видно из того полухаотического состояния, в которое ввергнут ряд стран региона, начиная с Ирака и Афганистана, из нарастания напряжённости во многих других его странах, как и внутрирегиональной обстановки в целом, из фактического краха «дорожной карты» ближневосточного урегулирования, из балансирующей на грани войны ситуации вокруг Ирана.
Авторы труда на убедительных примерах показывают, что те методы «преобразования» и «модернизации» наиболее проблемного региона мира, которые были предприняты в отношении Ирака и других стран, привели к результатам, обратным декларируемым, особенно в сфере безопасности и стабильности, национального и конфессионального примирения. Нет особых достижений и в борьбе с международным терроризмом.
Впрочем, эти выводы не отрицаются серьёзными аналитиками и в самих Соединённых Штатах, которые, правда, больше озабочены тем, что в результате недальновидной ближневосточной политики команды Буша до небывало низкого уровня упал престиж США в мире. Обозначившийся раскол в американском обществе, обострение отношений с некоторыми западноевропейскими союзниками, удар по евроатлантическому единству - таковы лишь некоторые итоги войны в Ираке и политики «демократизации» для самих США. К этому надо добавить, что эти действия во многом инициировали наблюдаемый сегодня в мире всплеск исламского фундаментализма. А самое главное - явственно замаячил призрак вышедшего далеко за рамки региона масштабного конфессионального противостояния, которое не хотелось бы представлять как «войну цивилизаций» - всё-таки все мы принадлежим к единой, общечеловеческой цивилизации, - но опасность, которого для глобальной стабильности от этого не становится меньше.
Так что проблемы ББВ и отдельных его стран, довольно детально рассмотренные в книге, - носят не только и не столько региональный характер. Они затрагивают всё мировое сообщество в целом, и их объективное изучение и нахождение позитивного решения должно стать общей заботой.
Россия не должна оставаться в стороне от этого важного дела. Но пока наша страна так и не сформировала чёткую концепцию своей ближневосточной политики, хотя в последние годы руководством России делается немало для восстановления авторитета и влияния в регионе, во многом утраченных после распада СССР, для мирного разрешения региональных конфликтов и снижения, исходящих из региона угроз.
В целом же регион ББВ должен стать предметом серьёзного изучения российской политической науки, выводы и рекомендации которой должны учитываться при формировании внешнеполитической доктрины России на этом жизненно важном для страны направлении.

 

 

Рецензия на книгу, опубликованная в журнале "Безопасность Евразии" №3(37) - 2009:

ЖУРНАЛ ЛИЧНОЙ, НАЦИОНАЛЬНОЙ И КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
БЕЗОПАСНОСТЬ ЕВРАЗИИ
№3(37) - 2009 (июль-сентябрь)

ВИТАЛИЙ КАФТАН
БОЛЬШОЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК: ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ ИЛИ ТЕРРОРИЗАЦИЯ?

КАФТАН Виталий Викторович - кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры философии и религиоведения Военного университета

В подготовленном сотрудниками «Института стратегических оценок и анализа» сборнике рассматриваются проблемы развития важнейшего региона мира - Большого Ближнего Востока (ББВ).
Книга предлагает читателю глубокий системный анализ нынешнего геополитического положения региона, его особого места и роли в глобализирующемся мире. Наряду с рассмотрением общих проблем региона, в издании авторы подробно останавливаются на обстановке в каждой из многочисленных стран ББВ - Ираке, Иране, Сирии, Ливане, Афганистане и др., а также в постсоветских государствах Южного Кавказа и Центральной Азии, недавно включённых в этот макрорегион западными политологами.
Главное внимание исследователей привлечено к процессу демократизации региона, который был инициирован и настойчиво претворяется в жизнь вашингтонской администрацией. Доктрина демократизации ББВ, основные принципы которой были сформулированы в 1996-1997 гг., рассматривается в работе как неотъемлемая часть глобальной неоимперской политики США «призванной не только идеологически обосновать главенствующую роль США в новом мире, их притязания на единоличное мировое лидерство, но и обозначить программу осуществления обновленного глобального стратегического курса».
Авторы считают, что под предлогом изменения к лучшему облика этого нестабильного региона, решения проблемы мирового терроризма, подрыва глобальной системы международной преступности и, прежде всего, наркобизнеса, разрешения многочисленных конфликтов, нейтрализации их истоков и движущихся сил, повышения качества жизни населения, достижения стабилизации и улучшения региональной обстановки в целом, США и их ближайшие союзники преследуют свои лежащие на поверхности и скрытые амбициозные, далеко идущие цели, которые выступают стимулами доктрины демократизации. Среди таких стимулов на основе публичных выступлений президента США Дж. Буша-младшего и высокопоставленных членов его команды выделяются:
геополитические интересы - ББВ издавна являлся зоной соперничества ведущих мировых держав и политический и экономический контроль над этим регионом позволяет решать задачи геополитического уровня (обеспечение энергетической безопасности, предотвращение террористической угрозы, сдерживание новых азиатских экономик, вытеснение России с этой политической арены);
энергоресурсный потенциал - в ББВ сосредоточено 64% разведанных мировых запасов нефти (в условиях постоянно растущего потребления нефти и невозможности в ближайшей перспективе найти альтернативные источники энергии США необходим контроль над нефтегазовыми месторождениями, транспортировкой углеводородов, избегание «нефтяного голода» для своей экономики);
борьба с международным терроризмом (США присвоили себе право наносить удары по любой точке земного шара под предлогом угрозы международного терроризма);
«управляемость» региона (создание благоприятного политического климата - установление политических режимов, лояльных США и их союзникам);
военно-стратегические интересы (способствование выполнению американскими вооружёнными силами глобальных задач «конструирования» мирового порядка на ближневосточном театре военных действий);
создание по северной части периметра региона своеобразного бандажа из лояльных США стран с мусульманским населением (в указанных странах от Боснии до бывших республик СССР религиозные настроения не так сильны, менталитет народов ближе к европейской культуре и западным ценностям);
способствование нераспространению оружия массового уничтожения (существует вероятность того, что ядерное оружие, расщепляющиеся материалы и производства могут попасть под контроль международной террористической сети);
перестройка системы взаимоотношений в рамках мирового сообщества (существует мнение о том, что внедрение демократии для Вашингтона является лишь средством для масштабной реорганизации ООН и всей системы международных отношений, сложившихся после II мировой войны).
Исследователи справедливо отмечают, что в мире появился новый вид войны - гуманитарная интервенция, гуманитарная война, с особым «гуманитарным оружием», которое США применяют для реализации в мировом масштабе своеобразной «философии интернационализма» - идеологического прикрытия вмешательства в политику суверенных государств, имеющее целью не столько решение гуманитарных вопросов и становление демократии в «тоталитарных государствах», сколько для реализации политики своего мирового лидерства и переустройства мира.
В этом отношении особый интерес представляет концепция консциентальной войны или войны сознаний (от лат. conscientia - сознание). Ю. Громыко предполагает, что мир вступил в новый этап борьбы- конкуренции форм организации сознаний, где предметом поражения и уничтожения являются определённые типы сознаний. «В основе такого поражения лежит уничтожение человеческой способности к свободной идентификации, т. е. способности каждого из нас к самоопределению - считают М. Калашников и Ю. Крупнов  . - Так, чтобы мы не могли ответить на вопрос: кем мы стремимся быть и в рамках какой культурно-исторической традиции намерены жить? Когда человек обладает самоидентификацией, он тверд в мыслях и действиях... Он знает свое место в обществе, он обладает сетью человеческих связей, он чувствует себя частью огромного национального организма.
Но если способность человека к самоидентификации уничтожить, то случится страшное... Человек не только теряет свой образ, но и перестает восстанавливать и выстраивать свой образ заново, перестает видеть себя глазами других людей, в том числе и глазами славных предков, своих гениев и святых, и, в конечном счете, теряет форму и строй сознания...».
Определённые типы сознаний, в консциентальной войне просто должны быть уничтожены, перестать существовать, их не должно быть, а носители этих сознаний, наоборот, могут быть сохранены, если они откажутся от форм сознания - предметов разрушения и поражения. Если же сделать так, чтобы сознание распалось и развалилось как структура, как субстанция, то с людьми-биоидами можно будет делать всё, что угодно: включать их в другие искусственно-конструируемые фиктивные этносы, задавать им другие цели и т. д. 
А.А. Зиновьев в своей книге «Глобальный человейник» даёт зарисовку обыденной жизни в обществе «западоидов» - идеальных людей общества потребления. «Никакой особой привязанности к родителям у меня не было, как и у них ко мне. Думаю, что это общее явление в нашей среде. Во всяком случае, я не встречал ни разу за всю мою жизнь людей моего возраста, которые любили бы свою семью и держались бы за нее. Всем нам прививали с рождения мысль, что мы должны научиться сами за себя постоять и сами о себе заботиться. Конечно, родители оплачивали образование и обучение, если имели на то средства. Но это делалось не из какой-то отвлеченной любви к детям, а в качестве вполне практичной инвестиции средств. Вообще деловые, практичные, расчетливые отношения преобладали и в семьях...
Особой сдержанности, вежливости и улыбчивости в отношениях между родителями я не замечал, зато ненависти и злобы было более чем достаточно. Они не разводились только потому, что развод разорил бы их. К тому же они не могли договориться насчет меня, что тоже было связано не с чувствами, а с какими-то материальными расчетами. Так что они дотянули семейную жизнь до моего окончания школы и совершеннолетия и развелись» . И подобный тип сознания навязывается традиционным восточным семьям-родам, формирующим этносы и народы ББВ, в которых всегда был высок уровень привязанности, взаимопомощи и поддержки!
Другим видом реализации возможностей гуманитарного оружия является преэмптивная война (от англ. preemption - опережающий захват). Преэмпция по Ю. Крупнову  означает силовое действие на опережение, т. е. уничтожение опережающим образом, как самой существенной угрозы, так и всех обстоятельств данной угрозы (оружия, к примеру) и, главное, самого субъекта этой угрозы - т. е., как правило, режима и власти в стране или террористической организации. Таким образом, в такой стране ББВ как Ирак преэмпция ориентирована на смену режима, на перехват национального суверенитета и на строительство на месте «неправильной» нации - нации новой, т. е. нациостроительство Ирака и нациоперестройка Ирака или нациопеределка Ирака (rebuilding Iraq, reconstruct Iraq или remaking Iraq).
В Национальной стратегии обеспечения безопасности США в сентябре 2002 г. президентом Бушем было чётко заявлено: «США находятся в состоянии войны с террористами, которая ведётся повсюду на Земном шаре... Мы изничтожим террористические организации посредством ... определения и уничтожения любой угрозы до того, как она достигнет наших границ. При всём стремлении США всегда и везде заручаться поддержкой международного сообщества, при необходимости, мы ни в коем случае не остановимся перед принятием односторонних решений и действий в целях реализации нашего права на самозащиту посредством преэмптивного действия против террористов, чтобы не дать им возможности свободно действовать против наших сограждан и нашей страны» .
Самир Амин директор международной ассоциации интеллектуалов Африки, Азии и Латинской Америки полагает, что самая «развитая» страна, в которой политика находится целиком на службе у экономики - понятно, что это США, - предъявляется «всем» в качестве лучшей модели. Её институтам и порядкам должны подражать все те, кто надеется поспеть за развитием событий на мировой арене.
Альтернативы для предложенной модели, которая основывается на «экономистических» постулатах, тождестве рынка и демократии, а также подчиняет политику экономике, не существует.
Следовательно, сформулированные выше постулаты обладают силой «вечных истин» (истин «Разума»), проявившихся в ходе развития новейшей истории. Их торжество неизбежно, особенно после исчезновения альтернативных «социалистических» экспериментов. Как и было сказано, мы все действительно движемся к концу истории. Исторический Разум восторжествовал. Этот триумф означает, что мы живём в лучшем из возможных миров, по крайней мере потенциально, потому что так оно и будет, когда его основополагающие идеи будут приняты всеми и воплощены в жизнь повсеместно. А причина всех изъянов сегодняшней действительности только в том, что вечные принципы Разума ещё не воплощены в жизнь в тех обществах, которые страдают неполноценностью - в первую очередь на «глобальном Юге».
Гегемония Соединённых Штатов, являясь нормальным проявлением их передовой роли в использовании Разума (обязательно либерального), таким образом, одновременно и неизбежна, и желательна для прогресса всего человечества. Не существует «американского империализма», есть только благородное лидерство («доброкачественное», или безболезненное, каким его считают либеральные американские мыслители). Эти «идеи» являются центральными для либерального мировоззрения.
Между тем опыт нациостроительства в Ираке показывает, что процессы демократизации идут очень трудно. Как выразился экс-президент Франции Ж. Ширак «навязанные ценности всегда хранят привкус унижения».
В этой связи интерес представляет точка зрения С.Г. Кара-Мурзы, который говорит о возможности «демонтажа народа» в информационной войне . Народ- это система, в которой множество элементов (личностей, семей, общностей разного рода) соединены множеством типов связей так, что целое обретает новые качества, несводимые к качествам его частей.
Связи эти поддаются целенаправленному воздействию, и технологии такого воздействия совершенствуются, значит, народ можно «разобрать», демонтировать.
Как любая большая система, народ может или развиваться и обновляться, или деградировать. Стоять на месте он не может, застой означает распад соединяющих его связей. Если это болезненное состояние возникает в момент большого противостояния с внешними силами (горячей или холодной войны), то оно непременно будет использовано противником, и всегда у него найдутся союзники внутри народа. И едва ли не главный удар будет направлен как раз на тот механизм, что скрепляет народ. Повреждение этого механизма, по возможности глубокая разборка народа- одно из важных средств войны во все времена.
Воздействие на массовое сознание в информационной войне имеет целью непосредственное разрушение культурного ядра народа, размонтирование «центральной матрицы» мировоззрения, утрату населением целостной системы ценностных координат, демонтаж исторической памяти.
Американский политолог Дж. Моравчик признал, что в рамках борьбы с терроризмом США намерены привести общественный строй в странах ББВ «в соответствие с общечеловеческими ценностями», а для этого они, прежде всего, должны поменять политическую атмосферу на Ближнем Востоке. Но ведь само понимание общечеловеческих и политических ценностей далеко неоднозначно, то, что на Западе считается демократической формой правления, на Востоке может быть воспринято в качестве политической слабости правителя. Как писал в своё время Р. Киплинг, чьи слова авторы поставили в качестве эпиграфа к своей работе «О Запад есть Запад, Восток есть Восток и с мест они не сойдут...».
Ещё одним примером гуманитарной войны является культурная война. Израильский учёный Мартин ван Кревельд предлагает новое видение войны как культурно обусловленного вида человеческой деятельности . В американском журнале Washington ProFile утверждается, что современная история США -это история войн, которые ведутся не только в сфере политики и экономики, но и в религии, этике, образовании и в целом в области культуры .
Само понятие «культурная война» (от нем. - Kulturkampf- культурная борьба) означало борьбу за контроль над культурой. В конце XIX века канцлер Отто фон Бисмарк начал Kulturkampf против католической церкви, он пытался изгонять иезуитов из страны и проводил политику ограничения церковного влияния на образование и политику.
В культурной войне, в борьбе за умы побеждает та сторона, которая способна поставить на свою службу наиболее привлекательные для большинства людей части культурного наследия. Чем более доступны, высококачественны и разнообразны культурные ценности в арсенале цивилизации, тем больше различных слоёв населения можно обратить в сторонников.
Примером культурной войны может служить карикатурный скандал, разразившийся после публикации датской газетой «Jyllands-Posten» 30 сентября 2005 года карикатур на пророка Мухаммеда. Дьякон А. Кураев полагает, что эта акция является американской провокацией. «В арабском мире вдруг всплыли карикатуры, которые на самом деле никогда в Европе не публиковались. То есть в датских СМИ был опубликован один набор, а на Восток попал совсем другой, радикально неприличный. Была сделана сознательная провокация. С чьей стороны, зачем - этого я уже не знаю. Но то, что публикация в датской газете была использована кем-то, чтобы из мухи сделать слона, несомненный факт». США очень важно поссорить Европу с миром ислама, потому что последние десять лет Западная Европа и прежде всего Франция лоббирует интересы мусульманского мира. Может быть, накануне антииранской кампании Вашингтон действительно заинтересован в том, чтобы консолидировать своих союзников, напугав их оскалом мусульманского фундаментализма.
В. Крашенинникова считает, что содержанием привлекательного американского культурного концепта является триада - это либеральные ценности, религиозный протестантский мессианизм и рыночная экономика. Американцы верят в теорию демократического мира, суть которого заключается в том, что демократии не воюют друг с другом и скорее являются союзниками . Именно этим объясняется тот факт, что даже после агрессии грузинской армии против народа Южной Осетии в начале августа 2008 г., связанной с большими жертвами среди мирного населения, что никак нельзя назвать демократическими действиями по разрешению застарелого территориального конфликта, Грузия остаётся в глазах США и других стран НАТО оплотом демократии в регионе, свободолюбивой страной подвергшейся «оккупации» со стороны России.
Убеждённость американцев в том, что свобода в их понимании является единственной моделью устройства современного мира, абсолютно непоколебима. Они построили своё собственное общество на принципах этой свободы, и поэтому им очень сложно поверить, что может быть что-то другое.
Приходится признать, что реализация доктрины демократизации на ББВ не принесла пока ощутимых положительных результатов и по сути сама противоречит принципам демократии. Как отмечал бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, покидая свой пост 11 декабря 2006 года: «когда США нарушают собственные идеалы демократии (права человека, коллективная ответственность, глобальная солидарность, верховенство закона) их друзья по всему миру чувствуют себя в растерянности».
Возникает закономерный вопрос- что же представляет собой та версия демократии, об утверждении в мире которой так печётся сверхдержава.
О. Матвейчев утверждает, что Вашингтон является «Ватиканом демократической религии», и именно там решают, что является демократией, а что ересью. Там находится «золотой эталон» демократии, как в Палате мер и весов. И всякий, кто принял эти правила игры, уже не суверенен, он может быть сколь угодно демократичным, но если Вашингтону что-то не понравится, то это государство будет объявлено «недемократичным», «поддерживающим террористов» или частью «оси зла».
Точно так же, будь Россия демократичнее всех демократий мира, она будет объявлена НЕ-демократией, как только всерьёз (а не в декларациях) будет действовать в разрез с повелениями Папы Вашингтонского. Все проблемы Вашингтона и США начались с того, что они перестали быть духовным авторитетом для народов мира. Сколько бы США ни демонстрировали свою политкорректность, спецоперации ЦРУ, удары по Югославии, Афганистану и Ираку окончательно похоронили миф о том, что Америка это страна-освободительница. Новая империя - да, мировой жандарм — да, тот, кто берёт силой, а не соблазном, - да. Америка ещё пытается соблазнить, но её фокусы уже сродни тем, что все уже видели на каждой ярмарке, от слов «свобода» и «демократия» вздымается грудь только у самых провинциальных и отсталых народов, остальным хочется чего-то большего. И чем меньше Америка способна соблазнять, тем больше она пользуется насилием, и чем больше она насилует, тем меньше она способна соблазнять. Теряется духовный авторитет, теряется власть. Ведь настоящая власть там, где не требуется насилие. Наоборот, применение силы говорит скорее о слабости .
Ещё Ж.-Ж. Руссо пришёл к выводу, что форма правления и строй общественной жизни не всегда совпадают. Поэтому развитие демократических систем может приводить к ситуациям когда власть как будто принадлежит народу, а форма правления обнаруживает тенденции деспотизма, следовательно, считал французский философ демократия рассчитана на богов, а не на людей. Здесь фигурирует опасность незрелой демократии, которая оказывается хуже ранее имевшихся форм общественной организации, такого рода демократия с помощью активной материальной и духовной поддержки США в ходе «цветных революций» была установлена в ряде бывших республик Советского Союза (Украина, Грузия).
А Н. Бердяев отмечал, что формально-демократическое равенство это химера и фантазм, направляющая жизнь человеческую к фикциям, которые производят впечатление наиреальнейших реалий и сопровождаются упадком и угасанием духовного творчества, убылью духа в человеческом обществе.
Американка Джейн Джекобс предостерегает от навязывания США другим странам культурных ценностей по принципу «используй или отбрось» по её мнению это может привести к Новому средневековью. Живя в энергичной культуре, люди, как правило, ценят её и сопротивляются любой угрозе в её адрес. Но слабеющая или подавленная извне культура может длительное время соскальзывать в глубины упадка. Так это и случилось с большинством империй после относительно краткого расцвета, в крайних случаях ослабевшая или подавленная культура утрачивается совсем, и её следы совсем не обнаруживаются в образе жизни людей.
Можно согласиться с авторами представленной работы В. Гусейновым, А. Денисовым и др., которые утверждают, что доктрина демократизации ББВ по большому счёту ничего нового в мировую практику не внесла. По существу используется старая британская политика по расколу племён и народов, которая опирается на древнеримский принцип господства «разделяй и властвуй». Следует добавить, что римляне говорили об этом открыто, в то время как американские демократизаторы камуфлируют свои действия в частности в Ираке необходимостью восстановления исторической справедливости по отношению к угнетаемым при режиме Хусейна шиитам и курдам, раскалывая при этом само государство, постепенно превращающееся в децентрализованную группу самоуправляемых территорий.
Демократия - это не только правовое устройство, государственный строй, - считает С. Крымский - но и система моральной зрелости граждан, формирования в обществе идиосинкразии (болезненной реакции) к подлости и злу, социальной ответственности, способности к взвешенному мнению и действию . Демократия в современных условиях должна сочетать принцип правового государства, власть закона с социальной самодеятельностью людей, развитым гражданским обществом и утверждением принципа плюрализма.
Между тем авторы издания отмечают, что после терактов 11 сентября 2001 г. в США в рамках борьбы с терроризмом были существенно ограничены гражданские права и свободы, в 2006 году стали достоянием общественности факты пыток заключённых в иракских тюрьмах и организации ЦРУ секретных тюрем на территории стран Восточной Европы.
Центральным пунктом американской государственной идеологии всегда была религиозная идея «нации искупительницы», поэтому стратегия США по отношению к объектам их социально-экономической и культурной интервенции мотивирована высшими цивилизаторскими целями .
Попытки США навязать всему миру (в том числе и с помощью государственного терроризма) свою модель глобализации - некое стандартизированное общество, имеющее в основе «американский образ жизни», духовные ценности крайнего индивидуализма и утилитаризма, общества, где стёрты грани национальных особенностей, традиций и обычаев приводят к ответной реакции - активизации деятельности в ББВ религиозно-фундаменталистских организаций, таких как Аль-Каида, Братья-Мусульмане, Хезболла и др. ставящих задачу посредством террористической войны против Запада отстоять свою духовно-культурную независимость и создать собственный эгрегор  - «исламский халифат» .
Антиамериканская настроенность населения арабских стран вызвана, по С. Хантингтону , глубокими цивилизационно-культурными различиями между Западом и странами Третьего мира. В своей книге «Столкновение цивилизаций» американский профессор исподволь навязывает мнение, будто главной причиной антиамериканских настроений в мусульманском мире является радикальная несовместимость цивилизаций - христианской и исламской. Между тем следует признать, что антиамериканизм в этом регионе, ведущий к усилению террористической активности, вызывается, прежде всего, обстоятельствами далеко не культурно-цивилизационного свойства, а огромными различиями в благосостоянии и откровенной империалистичностью американской политики демократизации региона. Различия в культуре (в религии, в частности) лишь подкрепляют это чувство, сообщают ему дополнительную интенсивность, но отнюдь не служат его источником.
Особый интерес в книге представляет развёрнутая характеристика современной ситуации


Оценка:  1    2    3    4    5

Обсуждения статьи:

Сообщений нет!
Новое сообщение
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Сообщение:

"От Ельцина к...? Хроника тайной борьбы". Книга 1
Вагиф Гусейнов

Впервые с момента выхода в свет в 1999 году трёхтомника Вагифа Гусейнова "От Ельцина к...?" читатели имеют возможность ознакомиться с полными текстами книг в электронном виде и скачать их.

"Кому достанется Россия после Ельцина? Лужкову, Черномырдину, Лебедю, Зюганову, Чубайсу, Немцову или совсем другому избраннику, чье имя пока неизвестно? Буквально с первых дней инаугурации Б. Ельцина на второй президентский срок развернулась жестокая, тайная и явная, война за право быть его преемником.
Книга руководителя одной из московских аналитических служб генерала В. А. Гусейнова повествует о невидимых схватках за власть в Кремле, развернувшихся с 1996 года. В ход идут лжепрогнозы и фальсификации, финансовые скандалы и утечка «доверительной информации». И все с одной целью – ввести конкурентов в заблуждение, усыпить их бдительность."

Полный текст
"От Ельцина к...? Война компроматов". Книга 3
Вагиф Гусейнов

Впервые с момента выхода в свет в 1999 году трёхтомника Вагифа Гусейнова "От Ельцина к...?" читатели имеют возможность ознакомиться с полными текстами книг в электронном виде и скачать их.

"Первые две книги генерала КГБ, руководителя одной из московских аналитических служб В. А. Гусейнова пользовались большим успехом у читателей. 22-тысячный тираж был распродан за короткое время, пришлось делать допечатку.
В третьей книге автор продолжает начатую тему, доводя описание интригующих событий до конца 1999 года. Из его нового произведения вы узнаете о подоплеке взрыва жилых домов в Москве и тайных пружинах второй чеченской войны, о том, как возник «Ельцингейт», кто был режиссером других скандальных историй в преддверии президентских выборов в России."

Полный текст
 
Логин
Пароль
 
Подписаться на рассылку